Hearthzone.ruplayhots.net
Регистрация
Погружение в Нексус pt. 6 "Вспышка Ледяной Звезды"
Askalaf
Группа: Журналисты
Сообщений: 145
Репутация: 47
22.04.15 19:47
image

Привет друзья!



Сегодняшний вечер довольно холодный, не правда ли? Идя по залу Нексуса, мы подходим к постаменту на котором стоит Ледяная Звезда. Красиво, правда? Иллюзорный посох красуется рядом, освящая лазуритовую мантию. Принадлежит она одной из самых великих волшебниц Азерота - Джайне Праудмур.
Сегодня я заберу вас в мир магии... мир Нексуса. Портал открыт, чего же мы ждем? Вперед, за мной!

ПОГРУЖЕНИЕ В НЕКСУС



image

«Вспышка Ледяной Звезды»


Ледяной ветер подхлестнул волну, обрушив её на ближайший утёс. Ледяные капли, принесенные бризом, покоились на серебряных
локонах. Дрожь пробрала всё тело, но женщина не двинулась с места. Дождь усилился и ритмичнее забарабанил по ближайшему домишке, в котором горел свет, наблюдая вместе с мальчонкой за странной гостьей, не желающей мириться с погодой, но и не обуздывающей её. Ещё одна капля стекла с подбородка и упала на мокрые полы лазуритовой мантии. Скрип двери окончательно потревожил её. В темноте дождя еле различался силуэт того же мальчика, и с каждым шагом его тяжелое дыхание всё более отвлекало женщину от дум.

- Миледи, - высокий голос гнома пытался прервать шум бушующих волн. – Пойдемте домой, Джакси уже накрыла на стол.
Гнев сменился состраданием и жалостью, и Джайна пересилила неистовые думы. Едва заметная дрожащая улыбка отразилась на
её лице, и она зашагала к дому. Вздохнув, гном засеменил следом.

Дверь распахнулась, и душный ароматный воздух встретил гостей. Своеобразные электрические лампадки освещали коридор; вместо огонька можно было разглядеть облик смеющейся девочки-гнома. В глазах волшебницы задребезжал блеск, и губы задрожали. 

- А вот и наши путешественники! – из кухни доносился голосок копошащейся рядом с печкой Джакси. Пирог уже был готов, и
розовые косички мелькали над столом, пока гном его сервировала. – Разувайтесь поскорей.
Виндл снял огромную для своего роста шляпу в виде зонта, растрепал седину и повесил фиолетовую робу на нижний крючок, оставшись в помятом бежевом жилете и черных с заплатками штанах. Джайна последовала его примеру и пристроила плащ на крюк для гостей, повыше прежнего на пару сантиметров. Две пары шелковых тапочек скользили по полу, поспешая к ещё горячей обедне.

Круглый стол, приспособленный для дворфа (не слишком высоко для гнома, не слишком низко для человека), размещался в центре
комнаты, покрываемый голубой скатертью. Белые тарелки и серебристые столовые приборы были аккуратно разложены. По центру стоял букет из Зимнего гиацинта и Магорозы, помещенный в стеклянную, отливающую сапфиром вазу.
Еды было немного, - всё, что сумели уместить гномы в свои походные рюкзаки: среднего размера курицу и овощи нес Виндл, а специи и яблоки прихватила с собой Джакси, основу для пирога смастерила Джайна, не раз ей приходилось кормиться десертами из маны. 

После сытной курятины, мужу пришлось расстегнуть одну из пуговиц на брюках, с позволения дам, конечно же. Кривая улыбка возникла
на губах Джакси и, отправив грязную посуду к Посудочисту-1001, она принялась разливать чай. Джайна была почетной гостьей, а потому ей приходилось лишь сидеть и ждать, пока семейная пара в очередной раз отвлечется в совместной работе, после чего им удастся приступить к десерту.
- Вижу, вы тут не плохо устроились, - начала Джайна, пока Виндл занимался пирогом, а чай тягучим паром обволакивал милое
лицо его жены. – Как часто удается выбраться сюда?
- Когда как, - ответила Джакси. – Виндл работает без выходных.
- Да и Джакси не против помастерить в свободное времечко, - посмеялся гном и указал ножом на «Посудочиста». – Раз в месяцок, бывает, приезжаем.
Улыбки, которыми они укрывались весь вечер, растворились. Уголки губ Джайны, напротив, немножко изогнулись в приветливом жесте милосердия. Она вновь вспомнила о Кинди.
- Виндл, я заметила, ты научился поддерживать огонь в лампадах такой… формы.
Гном опустил глаза в свою тарелку, и щека на мгновение заблестела.
- Он усовершенствовал своё изобретение, - начала Джакси. Голос её задребезжал вместе с огоньком свечи, и она решила закрыть окно.
– Мы рассчитывали, что и вам понравится.
Волшебница надеялась посочувствовать, и в очередной раз напомнила о трагедии не только себе, но и своим друзьям. Она силилась принести хоть какие-то извинения, и её верхняя губа тихонько задрожала.
Виндл улыбнулся в ответ, и взгляд Джайны окунулся в его глубокие синие глаза, заставив содрогнутся от дрожи.
- Спасибо вам, миледи, - гном встал из-за стола и заторопился в коридор.
Джакси испугалась не меньше волшебницы. Её скромная ухмылка проводила мужа. Женщина мельком взглянула на скорбящую мать и
поспешила выйти за Виндлом.

Гном появился с небольшой коробкой в руках. Губы его распластались по всему лицу, стремясь к самым ушам.
- Постойте, постойте, - заторопился он к столу. – Мы вам действительно очень благодарны…
Виндл не смог говорить дальше, и о становился подле ног волшебницы.
- В знак благодарности, - продолжила Джакси. – Примите от нас эти лампочки.
Джайна замерла. Тень искренней улыбки, которой заразил её Виндл, на мгновение промелькнула на лице женщины. Заметив недоумение,
гном решил объясниться:
- Пожалуйста, примите… подарок.
Джайна обняла друга. Джакси засмеялась и вновь принялась за уборку стола. 
- Спасибо вам за встречу, леди Джайна, - она пыталась перекричать шум машины. – Но уже так поздно.

Виндл уселся на стул, чтобы поскорее помочь волшебнице. Пока «Посудочист» разбирался с остатками маны от пирога, гномы показывали, как следует подключать лампы. Спустя несколько минут, Джайна уже освоилась и даже зажгла одну из лампад, которую ей и завернули с собой.
- Спасибо вам за теплый прием, - Джайна следила за задорной работой гномов: Виндл возился с «Посудочистом», пока Джакси собирала вещи. – Я хотела бы не мучать вас долгой дорогой, а потому прошу позволить мне телепортировать вас в Даларан.

Последняя гайка закручена и, вымазанный в масле гном, улыбался, снимая инженерные очки. Джакси дала ему полотенце, после чего
вручила и рюкзак, - они готовы к телепортации. Дружественное объятие, добродушные улыбки гномов, яркая вспышка, - и семейная пара оказалась на Площади Руноплета, поспешая домой.

Холодные солнечные лучи пробивались сквозь тернии из туч и облаков, кусками разрывающих синеву неба. Джайна ещё раз взглянула на небольшой домик, времяпровождение в котором доставляло ей удовольствие, после чего приступила к созданию портала. 
Заклятье закончено, и небольшой фиолетовый круг возник перед женщиной. Его мутные очертания не давали понять, что же за
ним скрывается, но, держа подарок в руках, Джайна решила отправиться по ту сторону, в Нексус...

†††




Волшебница чуть не уронила лампочки, когда её вытолкнуло из портала на мокрую от дождя брусчатку. Небо было яснее, и закатные
лучи освещали Крепость, покоившуюся после омовения.

Солдат, стоявший у арки, которую венчала непоколебимая морда льва, поспешил на помощь. 
- Миледи, вы не ушиблись? – он поддержал её, помогая подняться.
Джайна оправилась и взглянула на накидку солдата, украшенную все тем же львом, но уже с позолотой и на синем полотне.
- Крепость Штормграда?
Портал оказался нестабильным, по причине недавней задушевной встречи, и Джайна, вероятно, решила отправиться за советом к кому-то… помимо себя. 
- Вам назначена аудиенция?
Волшебница обернулась и обнаружила позади себя статую Вариана Ринна, короля Штормграда. Сомнений не было, ей нужно было зайти.
- Вариан у себя?
Стражник был поражен такой фамильярностью: незнакомка споткнулась у врат крепости из-за неудачной телепортации и теперь требует короля.
- Простите, миледи, но Его Величество…
Джайна выходила из себя. Морщины стали испещрять её доселе прекрасный высокий нос, и брови надвинулись на стражника.
- Я Джайна Праудмур, дочь Даэлина Праудмура, последнего флотоводца Альянса...
Юноша видно был лишь недавно взят на службу и, глядя на его слегка запятнанную накидку, можно было понять, что он состоит на
службе в Старом Городе, а сейчас, скорее всего, замещает своего коллегу.
- Глава ордена волшебников, более известного как Кирин-Тор, - Джайна с ног до головы осмотрела стражника, у которого на лбу
уже проступили капельки пота. – Так я могу встретиться с Его Величеством?
Солдат поспешил справиться с волнением:
- Я постараюсь, - он стал говорить увереннее, иначе ему влетит от отца за такую заносчивость. – Я постараюсь уточнить,
возможно ли это…

Стражник вбежал в Крепость Штормграда, чтобы скорее исправить ошибку, Джайна уверенным и размеренным шагом направилась
следом.

Проходя под сводами коридора-галереи, который по обеим сторонам был усеян скульптурами  значимых деятелей Альянса, Джайна отчеканивала своими каблуками каждую мраморную плиту. Звучание умеренного шага растаяло, когда женщина остановилась у одной из статуй. Почти крадучись, она добралась до затертой надписи, что гласила: 
«Командующий флотами Альянса, Друг Штормграда»


Обувь скульптуры представляла собой матросские кожаные ботинки, натянутые до самых колен, плавно переходящие в мундир,
выступавший вперед в области груди. Левая рука покоилась на сабле, спрятанной в ножны, украшенные панорамой двух уплывающих в сторону закатного солнца кораблей; правая на незадачливом поясе с большущей бляхой. 

Джайна решилась взглянуть в лицо своего отца. Над выдвинутым вперед могучим подбородком пролегала тонкая линия непоколебимых
губ, спрятанная в опрятные усы, которые прорезал тонкий и высокий нос. Из-под нахмуренных бровей выглядывали два слегка прищуренных глаза, с гордостью плывущих навстречу затухающему светилу. Широкий лоб венчала треуголка, укрывающая статную шевелюру, локоны которой доходили до щетинистых скул. Единственным, чего не хватало, были эполеты, которые лежали в запекшейся крови в момент последней их встречи…

Джайна отвела взгляд, и потупилась на трещины в мраморном полу. По правой щеке скатилась слеза, чью соленую сладость она
почувствовала на своих устах. Волшебница положила подарок к подножию скульптуры.
- Я снова была там, отец, - воспоминания о трагедии в Тераморе взбудоражили мысли, и она уже не могла сдержать слез. – Я снова
узрела свою ошибку.

Скульптура всё так же надменно смотрела вдаль, не обращая на неё внимания.
- Ты снова оказался прав.
«Я понимаю больше, чем тебе кажется, -прозвучал в её голове сладкий потерянный бас. - Может быть, со временем поймешь и ты».
- Почему я должна была понять это лишь со временем? Почему я должна была потерять тебя только после смерти Ронина и Кинди…
после смерти ни в чем неповинного народа Терамора.

«Но прошу тебя, если сможешь, постарайся сохранить жизнь моим людям, - вспоминала она своё обращение к Траллу, когда
орки лишь прибыли на Калимдор и страдали от набегов флота Кул-Тираса. - Мой отец заставляет их сражаться против тебя, но они… это всё, что у меня осталось. Пожалуйста… ради меня..»
- В первый раз они забрали тебя, а во второй и весь город…
Джайна жадно глотала слёзы. Она выступила против родной крови и выбрала в свои союзники чужестранцев, врагов, орков.
- Но теперь всё не так.
Трезубец из свечей осветил её взор. Она осмелилась взглянуть на отца.
- Они повержены. Ты же хотел… Они мертвы! – Джайна упала на колени и обняла ноги скульптуры. – Прости меня. Все, кто
виновен, получили сполна…  в том числе я.

Во взгляде адмирала читалась гордость за свою дочь, и ей уже не было так страшно. Терамор отмщен, и Гаррош гниет в земле,
пораженный рукой правосудия за свои грехи.

Стражник уже возвращался с положительным ответом, когда волшебница скрылась, прочитав заклинание телепортации в тени
своего отца. Пот прошиб его во второй раз, - сегодня явно не лучший день…

†††




Ясное окропленное сгустками звезд небо заглянуло в комнату. Джайна зажгла лампадку, и смеющаяся девчушка-гном осветила
своим образом комнату, не оставляя место тьме и страху. Волшебница улыбнулась. Впервые за целый день она могла искренне порадоваться.  С первого этажа доносилась веселая гульба посетителей. Каждый сегодня был озабочен своими приключениями, а потому нашлись и новые темы для разговоров. Джайна решила отправиться вниз, отыскать Го’Эла.

Табачный дым и хмель захватили всю таверну, одурманивая и приглашая к дружественному столу каждого нового посетителя.
Волшебница не осталась в стороне, и присоединилась к веселой беседе, дабы поскорее найти орка.
- Хо-хо, неужто леди Праудмур! – развеселился хозяин таверны, держа уставленный выпивкой поднос. – Присаживайтесь, сейчас
принесу вам отменную…

- Спасибо, Харт, - перебила Джайна добродушного трактирщика. – Я хотела бы найти Тралла, и поговорить с ним на трезвую голову.
Дворф на мгновение нахмурился, но вскоре вновь повел своим огромным красным носом и улыбнулся.
- Ах, понимаю, вас, понимаю, - раскланялся Камневар. – Он сидит недалеко от входа, где народу поменьше. Что-то хмур он сегодняшним вечером.
- Покорнейше благодарю, - отсалютовала волшебница. – Может ещё удастся пропустить кружечку.
- Буду только рад, дорогуша! – дворф откланялся и поспешил оживить беседу поставками нового "Дворфийского буйного".

Тралл, как и говорил трактирщик, сидел недалеко от входа, прямо по правую руку, как войдешь. Маленький огонек свечи то и дело прятался, когда заходил новый гость, но тотем знал свое дело и продолжал зажигать фитиль снова и снова. Лицо освещалось лишь наполовину, но опущенные уголки губ явно свидетельствовали о не лучшем расположении духа шамана.
Джайна присела за стол и усилила пламя свечи. Яркая вспышка осветила морщины на лбу орка и усталые от сует дня глаза. На время в них прочиталась даже ненависть, в мгновение сменившаяся радостью от встречи со старым другом.

- Приветствую тебя, - орк хотел встать, но Джайна кивнула головой, и шаман вновь уселся на обитый протертой тканью стул.
- Здравствуй, Го’Эл, - начала она уверенным и размеренным тоном.
Беседа их не продлилась долго. Справившись о здоровье семьи шамана, дети которого и ввели его в такое скверное расположение
своей болезнью, Джайна попыталась проявить сочувствие, после чего сразу же перешла к делу, - к рассказу о случившемся в течение дня. Всё это время орк слушал с некоторым волнением, ведь сам был свидетелем разрушений, творившихся в Тераморе после сброшенной мана-бомбы. И даже вместе с Калесгосом уговаривал её отказаться уничтожать Оргриммар, используя Радужное Средоточие, только чтобы отомстить и стать ничуть не лучше виновника произошедшего. После этих событий они долго не общались, но штурм столицы Орды вновь объединил их в дружеские узы; да и в Нексусе дела давно шли своим чередом. 

Когда разговор зашел о встрече с отцом, Джайна замялась:
- После встречи с Джакси и Виндлом я собиралась отправиться в Нексус, - волшебница нервно улыбнулась, уставившись на пламя свечи. 
- Но оказалось, что в мои планы входило совсем другое путешествие.
Морщины сошлись с густыми бровями на лице орка.
- Я встретилась со своим отцом.
Шаман затаил дыхание, пальцы прошлись по рукояти Молота Рока.
- После встречи с этими добродушными гномами, я вновь предалась тягостным воспоминаниям, - Джайна посмотрела в глаза орку, в
которых читалось лишь сострадание. – От чего и отправилась к нему… в Штормград.
- Твой отец был величайшим флотоводцем… - шаман попытался разбавить чашу горести, но не предвидел последствий.
- И последним, Тралл, он был последним флотоводцем Альянса! - пламя свечи стало неудержимым и склонилось к орку, но волшебница сумела совладать с собой.
Прочистив горло гулким кашлем, шаман нахмурился, и тяжелое молчание нависло над ними. Джайна продолжала следить за пламенем,
нарастающим с каждой секундой ожидания, которое всё же решил прервать Тралл.
- Ты всё сделала правильно, Джайна. Твой отец ненавидел орков за то, что они вторглись в Азерот подобно бешеным псам, уничтожая и грабя всё на своём пути… И только такими он знал их, - шаману нелегко было говорить о тёмном прошлом своего народа. – Но не все мы таковы, и ты узрела это. Ты доверилась мне, и вместе мы свергли тиранию Гарроша. Решимость твоего отца и ясный ум, который помог тебе преодолеть его жгучую ненависть, преобразовали тебя.
Джайна посмотрела на орка, и он увидел в её глазах отчаяние и жалость, её сожаление о том, что она не сумела должным образом проститься с отцом, горечь сироты. Он предложил ей руку:
- Отец гордился бы тобой.
Джайна сдавила мудрого шамана в своих объятиях. Его четки ударились о доспех, украшенный знаменем Орды, и Тралл похлопал волшебницу по плечу. Морщины на его лбу разгладились, выступив у уголков губ.
- Спасибо, Го’Эл, - волшебница улыбнулась в ответ. – Сегодня для меня достаточно потрясений.
Орк поглядел на складки лазуритовой мантии, удаляющейся в сторону лестницы, и затушил свечу.
- Доброй ночи, леди Праудмур.

*****

Если сей рассказ пришелся вам по вкусу, ставим палец вверх и пишем пожелания, кого вы хотите видеть в дальнейших выпусках.
Рубрика "Погружение в Нексус" выходит каждый вторник.
image
Jason_Jackson и Дмитрий
NavyBird
Группа: Администраторы
Сообщений: 613
Репутация: 94
Данная тема перемещена из раздела Новости портала. Причина: -
WOUND
Группа: Администраторы
Сообщений: 336
Репутация: 137
Данная тема перемещена из раздела Творчество. Причина: -