Hearthzone.ruplayhots.net
Регистрация

Погружение в Нексус pt. 5 "Плач Ледяной Скорби" Обсудить на форуме

Askalaf 07.04.15 в 23:28 1333 5 26
image
Привет друзья!


И снова я готов пригласить вас погрузиться в Нексус, мир где былое не имеет значения, а будущее не может предвидеть ни один пророк... Даже Медив не в силах справится с этим. 
Сегодня я советую одеть перчатки потеплее, ибо в руках у нас будет самый страшный клинок Азерота - Ледяная Скорбь! Сегодняшняя повесть будет не просто погружением...
Дак чего же мы ждем? Портал уже открыт, вперед за мной!

ПОГРУЖЕНИЕ В НЕКСУС

image
«Плач Ледяной Скорби»


- Отец! Всё… позади?
- Теперь да. Короли не правят вечно, сын мой.
- Мой взор... застилает тьма…

Темнота… Зловещая темнота. Тишина, которая убивает, медленно разрывая сознание на части. Но в этой пустоте не было возможности закричать или ощутить боль покинутого тела. Наверное, он это заслужил, но сколько уже длится это беспредельная адская мука? Возможно десятки лет... А, может, прошло всего пару мгновений?
Резкий свет прорезал тьму. Он был ярче, тысячи солнц, виданных им при жизни. Боль пронзила его, но на этот раз, он верил, что скоро всё закончится.
Перед его взором начал обретать очертания  силуэт. Вначале, это был непонятный сгусток пыли, но вскоре он узнал в нем любимого человека.

- Отец! – крик пронзил его сознание, но его голоса по-прежнему не было слышно.
Теренас Менетил смотрел в бездонную пустоту, в которой растворился Артас.
- Сын мой, твои мучения никогда не дадут мне покоя, но я также никогда и не оставлю тебя.
Впервые за долгое время Артаса не терзала нечеловеческая боль, он мог слышать ласковый голос своего отца. Смертельная тишина ушла прочь, и это было неописуемым даром.
- Отныне твоим домом будет Новый мир! Мир, в котором ты сможешь искупить свои грехи! Мир, где Ледяная Скорбь, наконец, сможет насытиться, но сможешь ли ты избавиться от её беспредельной жажды…
Лазурный портал возник в пустоте, заменив собой отца, но голос его всё ещё звучал в сознании Артаса:
- И помни, что бы ни случилось, я всегда буду рядом, сын мой!
Артас начал погружаться в портал. Лик родного человека всё ещё вдохновлял его. Но вскоре и он исчез. На его месте возник образ решительного белокурого мальчишки. Он весело смеялся и лелеял душу принца. Но что с ним? Он чахнет прямо на глазах! Гной и кровь сочатся из его тела, он почти мертв…
Снова боль! На этот раз он уже ощущал своё тело, но ещё не до конца материализовался, а потому приходилось терпеть этот ужас. В сознании возник новый образ, и ненависть окутала его.
Череп оскалился в ужасной улыбке, не давая покоя. Нер’Зул смеялся и не отпускал Артаса даже после смерти. Ледяная Скорбь пронзила его руку нестерпимым холодом, который после навсегда обуял всё тело.
 
††† 

Артас смотрел на место, где еще секунду назад стоял Утер, ожидая, что он вернется. Взгляд пал на кожаную перчатку, в которой были его ледяные игральные кости; до сих пор они сохранили комбинацию 3:1 – башня и луч. Положив их обратно в кошель, рыцарь смерти направился к трактирщику.
- Не так быстро, здоровяк! – Голос гоблина остановил его. Артас обернулся и увидел ненавистного зеленоморда: его вечная улыбка вызывала лишь отвращение, а нечищеные сапоги и засаленная кожаная куртка обычно сглаживали ненависть, из-за жалости к его скупости. Но не в этот раз…
Озноб обуял карлика, когда ледяной взгляд рыцаря смерти пал на него. Отдернув плащ, Артас потянулся к клинку, поторопив гоблина.
- Эй-эй, погоди! У меня для тебя важная новость, дружище.
Рыцарь смерти на мгновение заинтересовался, но Ледяная Скорбь вновь напомнила о себе, и всплеск ненависти окутал сознание:
- У меня нет времени!
- Я тут случайно увидел, что ты уже не первый раз проигрываешь Утеру...
Клинок вспыхнул ледяным свечением, и рука Артеса задрожала от нетерпения. Гоблин тут же заторопился:
- Я могу помочь тебе! – он криво улыбнулся, взывая к жалости и терпению. - В далеком мире - Санктуарии - живет кузнец  Хедриг Имон. Поговаривают, что он починил корону Леорика за половину суток, хотя самые умелые мастера потратили бы на это не одну неделю!
- Ближе к делу!
- Так вот, - гоблин сглотнул комок страха и продолжил с большей уверенностью. - Он сможет выковать тебе новые магические кости, которые не уступят даже «золотым ободам» Утера!
- Продолжай…
Карлик потер руки,скривив новую улыбку, которая так свойственна любому гоблину-аукционеру, когда сделка полезна лишь для него... ну и немножко для покупателя.
Пригласив Артаса к столу, он развернул сверток, хранившийся за пазухой.
– Мне понадобится, чтобы ты отсутствовал в таверне во время Новолуния, когда мистер Близз закроет вход в Нексус…
- А как насчет того, что я сохраню тебе жизнь, и ты сможешь уйти отсюда на своих двоих? – Постучал по столу Артас костяшками своих пальцев.
Карлик поглядел в окно и почесал свой затылок. Когда он взглянул на Артаса, озноб вновь пронзил всё тело, помешав уверенно излагаться.
- Ты очень грозен… - в горле вновь что-то застряло. – Короче, я хочу лишь помочь тебе!
- Так предложи мне выгодную сделку! – гоблин подпрыгнул от резкого удара по столу. Видно в этот раз, ему придется пойти на большие жертвы… Улыбка исчезла с его лица, и он жестом подозвал рыцаря ближе:
- Слушай, есть тут одна возможность… Но ты должен хранить это в секрете, понял?
Молчание и непоколебимый вид Артаса, который тут же откинулся на спинку стула, привел гоблина в недоумение. Но если, он не сделает свою работу, то его вышвырнут и найдут другого дельца… возможно даже гнома! Карлик перекинулся через весь стол, чтобы его никто не слышал:
- Завтра в таверне никого быть не должно, - гоблин слегка замялся. – Но, я постараюсь добиться, чтобы тебе разрешили поучаствовать в одной битве, согласен?
Артас был действительно заинтересован. По сути, гоблин проигрывает в этой сделке, у него будет куча проблем… Но разве возможно, чтобы такое хитрое создание отказывалось от выгоды?
- Всего одну?
- Да, черт побери! – карлик не выдержал, и так он потерял драгоценное время, так ещё его собираются обвести вокруг пальца.
Рыцарь смерти улыбнулся. «Это создание идет на такие жертвы ради меня. Что ж, уважим этого уродца».
Артас встал из-за стола. Гоблин решил, что всё конечно, и готов уже был кинутся ему в ноги, если бы не споткнулся. Рыцарь смерти подошел к окну:
- Я согласен с твоим предложением, - он повернулся к Шмыксу и достал свой меч, пылающий и жаждущий крови. – Надеюсь, всё пройдет гладко.
Гоблин всё отчетливо понял и утвердительно закивал головой, провожая Артаса взглядом, пока тот не поднялся на второй этаж.
Шмыкс улыбнулся и достал из кармана небольшую сферу…

†††

Воспоминания застилали взор и отягчали подъем.
«Пока ты еще не король, юноша! Но этот приказ я не выполнил бы, будь ты хоть трижды королем!»
Он попытался ускорить свой шаг, собравшись с силами.
«Проклятье, Утер! Как будущий король я приказываютебе очистить этот город от солдат тьмы!»
Клинок спешил к своему повелителю.
«Прости меня отец, но я должен сделать это…»
Мысли неудержимы. Он был не в силах с ними совладать.
«Это прах твоего отца, Артас. Неужели ты осмелишься вновь оскорбить его память?»
Каждый шаг давался с трудом, но Ледяной Трон был уже близко, и он чувствовал это.
«Измену? Ты совсем лишился рассудка, Артас?»
Близость Нер’Зула придавала сил.
«Но я тебе, парень, говорю, это дело дурное. Оставь все как есть. Пусть останется тут, потерянный и забытый…»
Силы были на исходе, но он знал, что скоро всё закончится.
«Позволив жажде крови затмить наш разум, мы станем такими же как Орки!»
Воспоминания исчезали. Он уже слышал шамана:
- Принеси меч… Замкни круг…
Давления невозможно было вынести. Ледяная скорбь спешила разбить гробницу.
- Верни мне… СВОБОДУ!
 
†††

Артас проснулся. Беззвёздная ночь следила за ним, раскинув свои тяжелые серые пальцы. На лице рыцаря смерти читалось недоумение: давно воспоминания не тревожили его. «Перебрал с выпивкой», - подумал он и вновь закрыл глаза.
- Он ещё жив… Дай ему шанс!
Артас встал с кровати. Никого уже не было. На первом этаже герои отмечали очередную победу. «Немного общения не повредит», -подумал он и стал одеваться. Чаще забилось сердце. В глазах помутилось,  и он снова оказался во власти сновидений. 
Едва различимые моменты жизни пересекались с чередой импульсивных картинок, кардинально повлиявших на судьбу. Смерть Непобедимого прямо на руках у юного принца сменилась убийством Кел’Тузеда и беспощадным истреблением жителей Стратхольма, обреченных действиями чумы некроманта…
Зазвучал язвительный смех натрезима, сменившийся обещанием отмщения Мал’Ганису, что повлекло за собой снаряжение экспедиции в Нордскол. Обрывки из путешествия возникали в голове, путешествия, которое даровало возможность встретиться со «спасителем» своего народа, клинком Ледяная Скорбь, тут же принявшим жертву в виде бывшего наставника Артаса – Мурадина Бронзоборода.
Бесконечная череда смертей затмила сознание, пробуждая ото сна. Артас не мог встать с кровати. Холод усилился от воспоминаний, что привело ещё к одному.

Хребет Непобедимого скрежетал под ним. Тяжелое дыхание загнанной ордами нежити эльфийки возбуждало ненависть: как назойливая
муха не давала она покоя и тщетно пыталась помешать своей жалкой армией таких же надменных и самодовольных, как и она, следопытов. Вокруг неё распластались вурдалаки, чьи морды были украшены окровавленными древками недавно выпущенных стрел. Она защищала свою родину от гибельной поступи Плети, сражаясь до последнего издыхания, от чего удостоилась скорой кончины:
- Покончим с этим! Я заслужила… быструю смерть.
- И не надейся! – Ледяная Скорбь впилась в тело предводительницы следопытов. Леденящая душу сталь томительно высасывала остатки
сил. Тьма застелила взор, обещая блаженную свободу, но, когда она была так близко, сознание вернулось, обретя материальную форму для страждущей души, отныне вечно жаждущей отмщения. Первая, а потому самая могущественная банши, их будущая королева, предстала перед рыцарем смерти.

Тупой удар по дереву привел Артаса в себя. Видение улетучилось, возвращая к неосвещенной и одинокой комнате. Прислушавшись к происходящему, рыцарь смерти поймал себя на мысли, что веселье в таверне немного приутихло. И наконец, было окончательно прервано похожим на первый ударом: знакомый каблук потребовал от толпы абсолютного молчания и повиновения…

- Сильвана!
 
†††

Солнце освещало вчерашние тучи, пытаясь прорваться сквозь томную завесу печали и отчаяния рыцаря смерти, одиноко ожидающего назначенного часа. Вчерашние мысли стерлись в мутном сне, но недосказанность всё еще терзала душу. Голос Нер’Зула не звучал в голове, его указания не проникали в Нексус, но Король-Лич сам пытался воззвать к его помощи.
На другом конце стола появилась призрачная, едва различимая фигура. Её масштабы колебались от видения дряхлого и
болезненного мальчика до старого и устрашающего своим ликом орка.

- Вы так долго боролись во мне; и что теперь? Где твоя мудрость, старый колдун?
- Ты усомнился в моей силе? – оскалился шаман. – Или может этот сирота вызвал в тебе остатки сострадания?
На другом стуле возник образ мальчика. Теперь их было трое, и борьба возобновилась вновь.
- Ты ведь жалеешь о том, что сотворил с ней…
- Я ни о чём не жалею! Кел’Тузед был моим единственным союзником, и я должен был воскресить его и узнать, что делать дальше.
- Она лишь желала спасти свой народ, как и ты когда-то.
Нер’Зул не собирался сдаваться. Он лучше мальчишки понимал, как следует воздействовать на своего подданного.
- Борись, с ним, Артас! Ты вновь обрел Непобедимого лишь благодаря моей силе! Ты спас своё королевство лишь благодаря мне!
Мальчик продолжал бороться и пытался пробудить ничтожные остатки светлой стороны рыцаря смерти.
- На его обломках Сильвана взрастила ненавидящую меня нежить, когда сила стала угасать! – парировал Артас. - Это ты называешь спасением?
Шаман искоса взглянул на своего оппонента.
«Ничтожная кроха, доживающая остатки своей дрянной жизни пытается противостоять мне. Я не позволю так унижать себя!»
- Глупец! Мальчишка обманывает тебя! Твои войска верны тебе, и неважно, что горстка гниющих тел во главе сумасбродной Королевы обрела собственное сознание. Они не стали лучшими воинами, лишившись жизни!
Мальчик вновь терпел поражение. Его орудием было лишь сострадание и любовь, которые с каждым днём отнимал проклятый клинок.
- Шаман прав! Если мне и нужно встретиться с ней, я не пощажу её и в этот раз! – Артас встал из-за стола и отправился приготавливаться к предстоящей битве.
Решающий шаг. Последняя надежда мальчишки – напомнить об отце, который любил сына даже после его забвения.
- Твой отец… - мальчик закашлялся, и сгусток крови и гноя вылетел из его рта на лицо шаману. Аргумент был поглощен предсмертным состоянием остатков всего доброго, что оставалось в рыцаре смерти. Нер’Зул оскалился и готов был растерзать жалкое создание, но мальчонка всё ещё оставался в живых. Артас не давал орку уничтожить его - это было его решением… или же он просто не мог этого сделать.
 
†††
image



Кровь и стоны лелеяли душу. С каждым ударом клинок жаждал всё больше и больше; желание убивать могло быть утолено лишь доказательством своего превосходства в битве с Сильваной.
Последний солдат из отряда врага пал, истощенный Ледяной Скорбью, что позволило союзным войскам приступить к штурму. Из-за укреплений доносился «Плач Высокорожденных» - боевая песнь Королевы Банши. Ворота разверзлись и стая голодных духов, разрывающих барабанные перепонки своим стенающим диким криком, набросилась на отряд. Артас поспешил удалиться к союзным стенам, но банши окружили его на полпути, и их Госпожа возникла прямо перед ним.

Из-за капюшона лица видно не было, но глаза следопыта, пылающие языками ненависти, прожигали его и желали лишь отмщения. Волосы маняще развевались на холодном от присутствия рыцаря смерти ветру. Лук был наготове, и черная стрела жаждала утолить жгучую ненависть.
- Вот мы и встретились, принц Артас. Томительное ожидание завершилось! Стрела сорвалась и вонзилась в предплечье рыцаря смерти. Тьма охватила рассудок, и на мгновение в глазах потемнело, но это ещё больше возбудило жажду Ледяной Скорби.
Артас надменно улыбнулся и вытащил стрелу из потемневшей от неё кожаной перчатки. Метель усилилась, и ледяная буря обволокла
рыцаря смерти.
- Ледяная Скорбь жаждет крови! Артас рванулся к следопыту и пустил в дело свой клинок. Небольшой кинжал, томившийся доселе на
пояснице Сильваны, смог отразить атаку, что позволило его владельцу отпрыгнуть в сторону и приготовить «особый» подарок для рыцаря.
- За Кель’Талас! Кипящий ненавистью и отчаянием снаряд вонзился в грудь, прожигая своей чернью доспех Артаса. Рыцарь упал на колено, и меч воткнулся в землю. Ледяная Скорбь зажглась от ещё большей ненависти; земля похолодела, и лёд возник под ногами Королевы Банши. Артас не мог позволить жалкому следопыту победить. Наконечник впился в его грудь, но он попытался его вытащить, обломав древко стрелы.
Поднявшись, рыцарь рассек мечом воздух, и с него слетел сгусток льда, примораживая Сильвану к месту. Один рывок, и Ледяная Скорбь впилась в живот - незащищенное доспехом, а потому уязвимое место следопыта. Озноб прошел по всему телу, забирая жизненные силы; всё как тогда: позади крепость, а Артас, желающий ей и её народу лишь гибели, ступил на эту землю ради своей ничтожной выгоды, сея смерть и разрушение.

Сильвана не могла потерпеть поражение в этой битве. Воспоминания вернули её к жизни; она готова была умереть за своих сестер, только если этот обмороженный безумец уйдет в могилу вместе с ней.
Артас улыбался, капюшон спал с лица следопыта,и он наслаждался её страданиями, утоляя жажду ненависти. Вытащив Ледяную
Скорбь, омовенную кровью Тёмной Госпожи, он наблюдал, как она корчится от боли, павшая перед ним на колени.
- Покончим с этим!
Клинок, готовый обрушиться и утолить безграничную жажду хотя бы на время, рассек воздух.
- И не надейся! Сильвана воспользовалась его любовью к играм со своей жертвой и решительно перевернула схватку в свою пользу
– мудрый следопыт всегда запоминает слабости своего врага. Стая банши пронзила воздух скорбным плачем, врезаясь в рыцаря смерти и терзая его своим пением;
Артас упал. Лед растрескался от массивных доспехов, и на снегу покоился его шлем.

Всё ещё стоя на коленях, Королева приготовила три стрелы, черные от злобы. Капли ненависти, стекающие с наконечников, орошали снег под ногами следопыта. Как только рыцарь смерти сумел подняться, желая призвать своих прислужников ради пополнения запаса сил, стрелы слетели с тетивы: одна из них вонзилась в шею, а две другие пришлись на холодно-зеленые глаза Короля-Лича.

Тело рухнуло на растаявший снег. Метель утихла, и лучи солнца прорвались сквозь занавес из туч. Сильвана попыталась встать, опершись на лук, но, боль ознобом пронзившая всё тело, заставила вскрикнуть от невыносимой муки. Ближайший подоспевший отряд помог Тёмной Госпоже добраться до источника, чтобы пополнить силы. Вместе с целебной водой, она почувствовала легкость и свободу: Кель’Талас отмщен, томные мысли сменились счастьем и умиротворением; единственное, чего она желала сейчас, – восстановить свои силы.
 
†††

Последние проблески солнца заглянули в окно, и Артас задвинул занавески. С его поражением, крепость пала; враги взяли числом, и Сильвана была среди них. Однажды он уже пережил это отвратное чувство, которое другие называли поражением. Артас же считал это тактическим отступлением: ради дальнейшего триумфа, стоит порой уступать, дабы восстановить свои силы и тщательно всё продумать.

Так было и в прошлом. На площадке, возвышающейся над Цитаделью Ледяной Короны, называющейся Ледяным Троном, он уступил… Со смертью он обрел новую возможность убивать, вступив в пределы Нексуса, куда отправил его отец; Ледяная Скорбь была восстановлена, а потому беспредельная жажда крови, представляющая собой единственный смысл его жизни, так же никуда не исчезла.

Неподалеку от кровати покоились знакомые силуэты. Мальчишка кашлял время от времени, но, с последней встречи, количество
гнойников уменьшилось, и глаза стали чуть яснее. Череп, символ погибели и устрашения, исказился в недовольной гримасе, распластавшейся по лицу орка.
- Ты дал волю своей слабости и проиграл! - зарычал Нер’Зул. – Всё ещё думаешь оставить в живых это ничтожество? Шаман указал на мальчишку, которого вновь охватил приступ кашля, выпуская наружу кровь и гной.
Артас взглянул на больного. Его большие блестящие глаза с доверием смотрели на него и ждали вердикта. Рыцарь смерти перевел взгляд на шамана. Орк с презрением смотрел на ребенка, после чего, с той же ненавистью, с ног до головы оглядел Артаса.
- Для вас ещё есть возможность доказать своё превосходство. Не упустите свой шанс.
Мальчик ещё шире раскрыл голубые глаза и вопрошающе посмотрел на рыцаря смерти. Тень недоумения читалась и во взгляде Нер’Зула. «Неужели он считает, что это жалкое подобие жизни заслуживает пощады?» - удивлялся шаман. Как только он оскалил свои зубы в улыбке презрения, чтобы обратиться к Артасу, тот освободился от иллюзий и закрыл глаза, возложив возможность решение своей дилеммы ещё на одно одинокое утро.

*****
Если сей рассказ пришелся вам по вкусу, ставим палец вверх и пишем пожелания, кого вы хотите видеть в дальнейших выпусках.
Рубрика "Погружение в Нексус" выходит каждый вторник.
image
Jason_Jackson & Дмитрий
Чтобы получить возможность оставлять комментарии, а также еще много других возможностей, пожалуйста, зарегистрируйтесь на нашем портале
image
Doc
09.04.2015 08:49
Очень классный рассказ! Тебе в писатели дорога =)
image
Ayrilan
09.04.2015 08:19
Простосупер! Такой набор эмоций! Картинка рисуется перед глазами,то что надо
image
ontone
08.04.2015 21:49
Дерзкие нефалемы, где рассказ про Азмодана? Луч смерти мне в омут! 
image
Orochi
08.04.2015 00:09
«Пока ты еще не король, юноша! Но этот приказя не выполнил бы, будь ты хоть трижды королем!»
"приказя " ошибка
image
Askalaf
08.04.2015 01:15
Спасибо, исправили